Главная Галерея Контакты
           
  О ХУДОЖНИКЕ   ГАЛЕРЕЯ РАБОТ   УСЛУГИ   КОНТАКТЫ  
 
 
 
НЕМНОГО О ХУДОЖНИКЕ
Черней Виктор Иванович родился в 1960 году в Грузии, в городе Кутаиси. В 1989 г. окончил Московский государственный худождественный институт В. И. Сурикова, мастерскую станковой живописи Т.Т. Салахова. В 1991 году окончил ассисентуру-стажировку МГХИ имени В.И. Сурикова. С 2000 года - член Творческого союза художников России. Участник всесоюзных, республиканских и международных выставок. Работы художника находятся в корпоративных и частных коллекциях России и во многих странах мира.

 

ПОСЛЕДНИЕ РАБОТЫ

1


54


18


22

     
Интервью

МИР НОВОСТЕЙ  №11(4 марта 2008года)

МОГУ ВО СНЕ УВИДЕТЬ ГОТОВУЮ КАРТИНУ

Его картины хранятся в известных галереях и частных коллекциях по всему миру, в том числе, как поговаривают “злые языки”, украшают виллы и яхты олигархов, дома политиков, звезд шоу-бизнеса. У художника не только солидная армия поклонников, но и подражателей, копирующих его уникальную манеру, что тоже является свидетельством признания. 

- Виктор Иванович, ваши родители были известными реставраторами в Грузии. Почему вы не пошли по их стопам?

Image- Мама рассказывала, что, когда я был еще младенцем, однажды она дала мнaе газету и я, лежа в кроватке, разорвал ее на мелкие-мелкие кусочки и со страшным ревом потребовал другую. А потом еще и еще. Мама так испугалась, не болен ли ребенок, что пошла за советом к старой грузинке. Та ей сказала: “Не переживай. Будет художником”. Как я сейчас понимаю, именно в этом проявлялось мое терпение - способность работать целыми днями напролет.

- Помните свое первое творение, удостоенное похвалы?

- Рисовал-то я всегда - сколько себя помню. С третьего класса занимался в художественной студии. А в пятом - мой рисунок (это была ветка айвы) признали лучшим на Всемирной выставке детского рисунка в Барселоне. Мне даже прислали серебряную медаль - большую и красивую. Это была первая серьезная награда.

- Когда появились конкретные пристрастия, свой “конек”?

- Я со школы все писал и все любил - пейзажи, портреты, натюрморты. Очень любил яркую, мощную палитру... Поступал в Тбилисскую академию живописи. На последнем экзамене мне предложили написать диктант на... грузинском языке. “Срезали”, словом. А вот в знаменитый Суриковский институт в Москве меня приняли.

- Будучи студентом, на что жили - все-таки в столице ни родных, ни знакомых?

- На летние каникулы ездил в Грузию - помогал маме и папе реставрировать антикварную мебель и все четыре месяца ежедневно в любую жару “пахал”. А реставрация - это дорогое удовольствие. Как память о том периоде жизни у нас дома стоит старинная кровать, на которой спал молодой Сталин, - ее подарили моим родителям. Тяжеленная, вчетвером не поднять...

Так что в годы студенчества я был при деньгах. Приезжал в Москву и жил как король. К алкоголю всегда был равнодушен, не курил до 30 лет. Тратил на женщин - влюблялся, бывало, безумно, ходил с друзьями в рестораны, любил шикарно накрыть стол, угостить. Помимо того, на старших курсах я уже начал выставляться в галереях, получал серьезные заказы.

- Если бы картины не продавались, была бы серьезная перспектива нищеты...

- А у меня был период в начале девяностых, когда цены взлетели и я... растерялся, потерял веру в себя, не мог писать. В Грузии - война, родители “оказались оккупантами”, помощи ждать неоткуда. И да, какое-то время я, можно сказать, нищенствовал - питался одной картошкой, даже “бычки” по вокзалам собирал. Потом в ларьке сигаретами и жвачками торговал. Дальше - хуже. Вложил все свои сбережения и деньги друзей в финансовую пирамиду, которая вскоре лопнула. Залез в долги на крупную сумму, да еще под проценты. А отдавать как? Ничего не оставалось, как на своей старенькой “ауди” “бомбить” по ночам. Закончилось это тем, что какие-то уголовники, которых я однажды подвозил, потребовали выручку. Приставили нож к горлу, пару раз пырнули для острастки... Помню, той ночью я приехал домой весь в крови и сказал брату: “Ты был прав - надо заниматься своим делом”. И я опять взялся за кисти. Начали с того, что продавали на вернисаже на Крымской набережной мои студенческие работы. Их разобрали так быстро, что даже я сам не ожидал. Потихоньку дело поставили на поток - я по 18-20 часов в день работал, брат продавал. Потом появились постоянные клиенты. Причем, бывало, брали оптом по 15, 20 и даже 30 картин сразу и заказывали еще. Особенно иностранцы - американцы, англичане, немцы, шведы, голландцы. С кредиторами я рассчитался за полтора года... Вы задавали вопрос про нищету. Так вот, когда я начал выбираться из нее, у меня была цель - до сорока лет построить дом с мастерской за городом, перевезти в Москву родителей. И четко до сорока лет я с этой задачей справился.

- Что в те годы пользовалось спросом?

- Хорошо шли пейзажи, например, старая Москва. Но людям всегда интересно не только то, что нарисовано, но и как это сделано. И видимо, моя манера нравилась. Как признавались многие, они мою картину сразу отличают от десятков других. Хотя я люблю работать во всех стилях и в этом смысле всеяден - мне близки и авангардизм, и кубизм, и реализм, и даже примитивизм.

- Кто-то из знаменитостей сказал очень хорошую фразу о том, что вдохновение слишком “капризная дама”, в основе творчества лежит работоспособность. Для вас актуально такое понятие, как вдохновение, муза, кураж?

- Уж не знаю, как это называется, но нечто подобное существует. Бывает, идет такой наплыв эмоций, идей, композиций, что хочется подбежать ко всем незавершенным холстам одновременно и закончить их. Могу ночью лежать, закрыв глаза, вдруг - бах! - “увидеть” готовую картину. А иногда они мне снятся... Тут же вскакиваю и просто - почти механически - переношу увиденное на полотно. И получается! Между прочим, несколько работ, написанных в таком состоянии, я пытался потом повторить, но ничего даже близко не получилось. Как это объяснить?

История одной картины вообще уникальна. На пятом курсе я развелся с женой, ушел из семьи. Состояние было ужасное - я страшно переживал. Периодически казалось, что схожу с ума, “крыша едет”. Я всерьез испугался, но как с этим бороться, не знал. И вот однажды ночью вскочил, бросил на пол какой-то холст, в полузабытьи начал смешивать самые яркие краски и размазывать их - руками, ногами. Потом начал по холсту бегать... Это продолжалось до утра. Когда пришел в себя и посмотрел на то, что получилось, - был потрясен. В “нормальном” состоянии мне бы такого никогда не написать! Но самое удивительное, что к утру все мои переживания как рукой сняло, я всю негативную энергию выплеснул в картину. Словом, в тот момент она меня просто спасла. Кстати, я ее долго не продавал, пока вдруг не почувствовал, что она мне мешает. И какая-то польская галерейщица ее купила за пять тысяч рублей - бешеные по советским меркам деньги. Тогда новые “Жигули” столько стоили.

- Правда, что олигархи, многие известные персоны и даже криминальные авторитеты были вашими “клиентами”?

- Никогда не интересовался чужими источниками доходов. Если человеку близко мое творчество, почему я должен ему отказывать?! У меня есть знакомые, очень состоятельные люди - “владельцы заводов, газет, пароходов”, так у них в особняках одни мои картины висят. И я этим горжусь!

- Неожиданные заказы получали?

- Однажды полковник китайского генштаба попросил по фотографии написать портрет его жены. Я взялся, тем более что на фотографии симпатичная женщина, интересный образ. И промучился несколько дней! Рисую - получается мужик. Китаец, но мужик! Оказывается, у китаянок совершенно другая структура лица - и надо было этот тонкий момент уловить. Но в итоге получилось. Что интересно, полковнику так портрет понравился, что он не только стал моим постоянным заказчиком, но и всех своих многочисленных друзей привел...

- Если честно, для творца не унизительно писать то, что, может, не очень близко? Или это нормально - часть профессии?

- Спокойно к этому отношусь. Как сказал классик, “не продается вдохновенье”... Между прочим, берусь не за все и от многих предложений отказываюсь. Например, в свое время отказался работать с очень известным художником и скульптором (не буду называть фамилию), чьи монументальные скульптурные группы сейчас возвышаются по всей Москве. Причина та же - хотел быть независимым. Даже в самое тяжелое время я не подстраивался под моду, не гнался за коммерческим успехом, делал то, что хотелось. А вот мерзких предложений мне не делают. У меня же грузинское воспитание - я внешне спокойный, но лучше не злить, могу и взорваться. (Смеется.)

- В восьмидесятые годы в СССР появилась целая плеяда художников, ныне эмигрантов, чьи имена сейчас гремят на Западе. У вас были предложения уехать?

- И не одно. Например, в Америку друзья приглашали. Отказался. Еще в самом начале 90-х дважды ездил в Австрию, выставлялся в Венской галерее. Меня уговаривали остаться, потом долго звонили, писали...

- Почему не остались? Такой красивый город...

- Город красивый. Но я безумно люблю Россию.

- Современные технологии в работе используете?

- Я их знаю, понимаю, что, используя компьютеры, сканеры, можно больше и быстрее заработать, но... Меня процесс создания картины от и до - от первого до последнего мазка - захватывает. Как можно лишить себя этого удовольствия?!

Еще очень важный момент. Бывает, мои постоянные покупатели при встрече не только жмут руки, но и начинают обнимать: “Ваша картина утром светится, вечером - переливается. Она - дышит!” Разве компьютеры “способны” на это?

- Можно быть трижды гениальным, но, если не участвуешь в выставках, не дружишь с сильными мира сего, останешься никому не известным. Или вы человек не тщеславный и к славе равнодушны?

- Мне это неинтересно. Я люблю свою работу и хочу, чтобы она людям приносила радость. Если приносит - я счастлив, считаю, что в этом предназначение художника. Сейчас я могу позволить себе быть и нищим, то есть не писать на рынок. Не потому что богат и благополучен, а такое состояние души. А в выставках я периодически участвую. Например, скоро - 7 марта - откроется международная выставка в Манеже, и я там буду выставлен.

- И последний вопрос. У вас есть самая любимая картина? Не та ли ветка айвы, нарисованная в далеком детстве?

- Не поверите, но я в любой момент закрою глаза и вижу ее, как живую. Значит, картина получилась. А дороги все те, которые в муках рождаются.

Андрей Колобаев

Последнее обновление ( 03.10.2008 г. )
 
« Пред.   След. »